Именем короля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Именем короля » Новый форум » Кровь юную, что влил в свое дитя, признаешь ты – таков закон Природы..


Кровь юную, что влил в свое дитя, признаешь ты – таков закон Природы..

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

Злоязычному Бэкингему, который ради острого словца не пощадил бы и родного батюшку, возвышенных воззрений герцога Йоркского было не понять, даже сделай тот попытку растолковать их неблагодарной аудитории. По правде говоря, случай, оставивший язвящий след в чувствительной душе младшего брата короля, едва ли припомнился бы сейчас милорду, ибо оскорбляемый – высекает в камне, а оскорбитель пишет по воде.
Но удивительное дело – тонкий остроумец терял львиную долю своего чувства юмора, когда дело касалась его самого. Шутка Йорка показалась милорду Бэкингему тяжеловесной и не слишком удачной.

– Если только эту ношу взвалите на себя вы, Ваше Высочество, – парировал он, растянув тонкие губы в недоброй улыбке. – Сколько себя помню, вы всегда выступали поборником нравственности. Право слово, если бы не ваше платье, вас можно принять за пуританина. Как видите, сир, – обратился милорд к Карлу, – для столь почетной должности здесь найдется более достойная кандидатура. Другой вопрос, понравится ли воспитатель мастеру Фицрою.
Герцог весьма правдоподобно изобразил тяжелое раздумье, обхватив левой рукой подбородок и воздев очи горе, а затем с фальшивой радостью воскликнул:
– Почему бы не спросить мнения его самого, джентльмены? Что скажете, сэр? – вкрадчиво вопросил он королевского бастарда, не в первый и не в последний раз выступая в своей излюбленной роли злого беса-подстрекателя. – Кого вы бы выбрали в качестве своего опекуна из присутствующих здесь, исключая, разумеется, Его Величество, иначе выбор будет неравным?

Джейми по малолетству воспринял все чрезвычайно серьезно. Мордашка его приняла сосредоточенное выражение, мальчик явно готовился к некому важному шагу.
– Никого. Если папа захочет меня отослать, тогда я хочу вернуться обратно к маме, – наконец, храбро заявил он.

0

32

- Вы, мастер Фицрой, прирожденный политик, - одобрительно засмеялся Рочестер, - браво, прекрасный ответ!

Карл не нашел в словах сына особой дипломатии - это была обида ребенка, вырванного из привычного мирка с непонятной для него целью, еще немного, и мальчик раскапризничается, начнет требовать, чтобы его возвратили к матушке...

- Я ведь уже сказал тебе, Джейми, что ты будешь жить со мной, - укоризненно промолвил он, предчувствуя, как трудно придется Крофтсу с его питомцем. - Нет ничего необычного в том, что у тебя появятся учителя и воспитатели, ведь каждый из них будет в чем-то особенно сведущ.

- Знакомы ли вы с карточными мастями, мастер Фицрой? - к этому моменту Рочестер решил взять на себя труды по развлечению королевского бастарда. При всех своих многочисленных недостатках, он был довольно добродушен, а сейчас последнее слово благодаря Джейми осталось за ним, и это расположило графа к мальчонке.

0

33

Джейми порозовел от отцовской укоризны. Он не понял, почему его бесхитростный и чистосердечный ответ был удостоен подобной оценки. Разумеется, откуда маленькому мальчику было знать, что в лживом мире взрослых правда звучит иногда тоньше самой изощренной и хитрой увертки.

– Да, сэр… сир, – почти прошептал он и с признательностью посмотрел на милорда Уилмота, милосердно сменившего больную тему.
– Конечно, я знаю карты, – начал Джейми и, наморщив лоб, принялся перечислять, загибая пальцы на левой руке, помогая себе правой. – Там есть дамы, короли, тузы… – он запнулся, вспоминая дальше.

– Позабыли валетов, мастер Фицрой, – вполголоса подсказал Бэкингем, – но, право, кому они нужны, когда в прикупе короли и тузы.

Герцог усмехнулся, и непонятно было, ведет ли он речь о французской карточной колоде в руках Джеймса Йоркского или же о потрепанной, но все еще живой колоде королевского дома Стюартов.

0

34

- О, если вы так свободно разбираетесь в этом предмете, то было бы несправедливо не принять вас в игру. Думаю, никто не станет возражать, если я передам вам свои карты. Придвигайтесь поближе, мастер Фицрой, чтобы я видел, как вы одержите свою первую победу, - Рочестер похлопал по столешнице и добродушно улыбнулся мальчику, решив сегодня более не слышать ничего из того, что еще будет благоугодно изречь милорду Бэкингэму.

Карл осознал, что роль воспитателя ему не слишком удалась - граф разрешил Джейми то, что мягко запретил Йорк, а он сам остался не у дел. Король справедливо счел, что третье ценное указание, данное лишь из желания утвердить родительскую власть, точно на пользу не пойдет, поэтому с улыбкой кивнул сыну, позволяя принять приглашение Рочестера.

Принц Генри, еще совсем недавно чувствовавший себя таким же, как Джейми, ребенком во взрослой компании, крайне редко вступал в общую беседу, но сейчас не мог сдержаться. Бэкингэм позволял себе открытые насмешки, и Генри не понимал, почему Карл, глава дома Стюартов, никак не одергивал своего приятеля, предоставляя Йорку защищаться в одиночку.

- Не в каждой игре, сэр, валеты так незначительны, как вам кажется, - стараясь держаться с той же независимостью, что и Бэкингэм, заметил Генри. - Особенно когда джокер полагает, что только его и недостает, чтобы собрать каре тузов.

0

35

Бэкингем медленно поднял взгляд от карт в своей руке на младшего Стюарта, внезапно решившего встрять в разговор старших. В скудном освещении выражение глаз под тяжелыми веками было не разобрать, но голос герцога был отстраненно-холоден.

– Вашему Высочеству, несомненно, известна более выгодная комбинация, – спокойно согласился он. Срывать на мальчишке, пусть даже королевской крови, свое дурное настроение было, по меньшей мере, глупо и недостойно дворянина. – Однако джокер в любой из них найдет себе место. Искусный игрок сумеет выиграть и с неудачно выпавшими картами, если правильно изберет себе союзника.

Бэкингем не смотрел на Карла: он почти слово в слово повторил один из аргументов, к которому прибег ранее в споре о дальнейшей стратегии в отношении непримиримого отечества, взбунтовавшегося против своего сюзерена. В отличие от многих прочих, герцог Бэкингем не строил иллюзий о возможности восстановления старого порядка – бороться следовало тогда, когда голова первого Карла Стюарта еще покоилась на его плечах. Он пытался донести свое мнение до короля, но тот, по своему обыкновению, не сказал ни «да», ни «нет», чем и объяснялся нынешний язвительный настрой милорда.

0

36

Там, где сдержанный, и даже робкий, Глостер не мог не подать голос в защиту собственной семьи, его брат готов был вспылить, и только спокойствие короля, монументальное, как и само величие, останавливало принца в шаге от необдуманного поступка.

- Вы прирожденный дипломат, милорд, - голос Йорка был стальным от напряжения. - Но не путаете ли вы политику и беспринципность?

Предполагая, что реплика его не останется безответной, Джеймс сложил карточный веер и безотчетно согнул плотную, превосходного голландского качества бумагу, на которой были напечатаны многострадальные валеты и нагловатого вида джокер.

0

37

– О нет, – казалось, Бэкингема забавляло негодование Йорка. – Здесь не надо природного таланта, лишь немного здравого смысла и толика ума, – безжалостно заключил он, адресовав королю и принцу самую очаровательную из своих улыбок. – И тогда совсем нетрудно сделать различие между принципиальностью и бесполезным упрямством. Карту, Ваше Высочество, – без перехода потребовал милорд, придя к решению, что комбинация в его руках нуждается в изменении.

Покуда герцог Бэкингем упражнялся в саркастическом остроумии, испытывая на прочность стюартовское терпение, маленький Джейми сосредоточенно изучал доставшиеся ему карты, не следя за непонятной и неинтересной ему пикировкой взрослых. Карты он получил без картинок, иные скупо украшенные одним единственным символом посередине белого поля. Джейми они не нравились.
– Мне тоже дайте, – пискнул мастер Фицрой вслед за Бэкингемом.

0

38

Просьба Джеймса Фитцроя осталась без ответа, потому как раздающий, то есть, дядя малолетнего игрока, был сосредоточен отнюдь не на картах. Помыслы герцога Йоркского омывались бушующим океаном негодования и овевались ветрами возмущения, да такого сильного, что в маленьком салоне вот-вот готов был прогреметь гром, по сравнению с которым залп всех артиллерийских орудий голландских боевых судов показался бы комариным писком.

- За то, что ваша светлость называет бесполезным упрямством, другие готовы отдать жизнь.

Карты по-прежнему лежали нетронутыми. Отзываться на просьбу Бэкингема, такую невинную, но в глазах Джеймса схожую с приказом, казалось герцогу недопустимым. Подчиняться напыщенному нахалу - какое унижение!..

- А здравым смыслом некоторые джентльмены и не-джентльмены, - принц с особым сладострастием произнес последнее слово, - оправдывают беспринципность и жажду выгоды.

0

39

Побелев, губы Бэкингема сжались в тонкую линию. Он бросил карты на стол крапом вверх и наклонился вперед, впиваясь бешеным взглядом в герцога Йоркского.

– Не вы один потеряли родственников в той войне, – вибрирующим низким голосом проговорил Бэкингем, с горечью вспомнив молодого Фрэнсиса, так навсегда и оставшегося молодым на бранном поле близ Кингстона. – Посему я оставляю за собой право судить о здравомыслии и политических принципах. Сейчас не рыцарские времена, чтобы мы могли взять потерянное королевство на шпагу. И если пожелание вернуть наше положение, сохранив при этом последние капли крови нашего дворянства, вам угодно считать торгашеством, Ваше Высочество, пусть будет так!

0

40

Герцог Йоркский, подскочивший на месте вслед за уязвленным оппонентом, напоминал стоящего на изготовке сеттера, который, стоит псарю ослабить поводок, немедленно ринется за жертвой, дабы растерзать на месте, так, что в стороны полетят клочья ее, жертвы, мяса и шерсти.

Сам принц пребывал в достаточно кровожадном настроении, чтобы придать этой метафоре некоторое воплощение. Его не смущало ни присутствие монарха, ни то, что остроумие королевского приятеля было превосходно отточено и отполировано, как и полагается доброму оружию, чего Джеймсу Стюарту никогда не хватало. Впрочем, последний обладал иным дарованием, упрямством, к тому же, в той степени, которая порой была способна довести до отчаянья даже терпеливого Карла.

- Как легко вы рассуждаете о том, что вам не принадлежит, милорд, - процедил сквозь зубы Йорк. Желваки его побелели от напряжения, как и костяшки стиснутых в кулак пальцев. - И как поверхностно вы судите о рыцарстве. Хотя что вы о нем знаете...

Пренебрежительно фыркнув, Джеймс напустил на себя выражение, которое одни его недоброжелатели называли высокомерным, другие - презрительным, причем, и те, и другие были совершенно правы.

0

41

Бэкингем потемнел лицом. Если две минуты назад он с грехом пополам помнил, что перед ним принц крови, то теперь герцог дал волю своему нраву. Любому терпению и любому благоразумию есть предел.

– Я знаю о рыцарстве довольно, чтобы мне не нужно было объяснять, что означает брошенная перчатка, – с опасной ласковостью почти пропел милорд, взглядом ища рекомый предмет, где-то небрежно оставленный им по приходе здесь, в этой комнате.

Герцог Бэкингем с нежностью вспомнил совместное воспитание с королевскими детьми, когда он имел столько возможностей дать Джеймсу в ухо. Какие горькие слова: я мог бы...

0

42

Генри с восхищением посмотрел на Джеймса - именно так, по его мнению, следовало бы повести себя Карлу. Но, увы, тот молчал, проявляя смирение, похвальное для христианина, однако постыдное для короля...

- Джентльмены.

Голос Карла был так холоден, будто перед ним стояли в ожидании помилования Кромвель с Брэдшоу, и Рочестер порадовался тому, что добровольно взял на себя роль няньки, вместо того, чтобы упражняться в остроумии. Беседа приняла очень неприятный оборот.

- Позволю себе напомнить, милорд Бэкингэм, что мы утратили не только любимого отца, но и сюзерена. Это беда не только для детей Карла Стюарта, но и для всех верных подданных Его Величества, одним из которых - я уверен - вы являлись. Также я питаю веру в то, что вы с искренним усердием служите нам, руководствуясь соображениями чести.

Король снова замолчал, устремив на герцога тяжелый взгляд, будто старался увидеть своего старого товарища насквозь.

0

43

Взор милорда Бэкингема еще пылал, но уже через мгновение на его губах вновь заиграла прежняя очаровательная улыбка, а выражение глаз скрылось за опущенными веками. Глупо с его стороны и опрометчиво возвращаться к неудачно окончившемуся разговору с королем так скоро.

– Можете не сомневаться, Ваше Величество, – ответил герцог, – что служа вам, я никогда не забываю о величии и чести дома Стюартов.
«Как неразрывно связанную с возвышением Вилльерсов», – мог бы добавить собеседник, столь же склонный к сарказму и язвительности, как и милорд, и ошибся бы. У милорда Бэкингема с недавних пор подспудно зрело убеждение, что звезда Вилльерсов может взойти заново и вне созвездия Стюартов.

Джейми, о котором джентльмены, кроме милорда Уилмота, в пылу оживленного обмена мнениями совершенно забыли, тем не менее, был все еще здесь. Скучная словесная перепалка грозила перейти в нечто более увлекательное, и мальчик все с возрастающим интересом и любопытством разглядывал спорщиков, когда Карл Стюарт вмешался в происходящее.

– Так вы не подеретесь? – с нескрываемым огорчением спросил мастер Фицрой.

0

44

- Нет, сэр. Драки - удел кухонных мальчишек, а не джентльменов, - отвечал мальчику герцог Йоркский.

Джеймс был доволен вмешательством Карла, в котором наконец-то заговорила уязвленная фамильная гордость. Конечно, успей принц, вопреки своим же собственным заверениям, запечатлеть пощечину на лице Бэкингема, он был бы еще более удовлетворен, но и настоящее развитие событий его вполне устраивало. Оказывается, и близкий друг короля не был неприкасаемым, и соблюдение меры во всем, в том числе, и в шутках, являлось гарантией доброго сосуществования рядом с наглядным воплощением монархических принципов.

Схожие чувства испытывал и принц Генри. Неловкость за брата сменилась уважением, что незамедлительно отразилось на его смуглом, как и у Карла, лице.

- Вернемся к игре, милорды? - предложил юноша, полагавший, что не стоит развивать дискуссию о семейной чести и верноподданнических изъявлениях.

0

45

- Точнее, начнем ее, - ухмыльнулся Рочестер. Конечно, было бы любопытно посмотреть, как принц крови и пэр Англии примутся выколачивать пыль друг из друга, как рейтары в кабаке... Но было в этом и что-то жутковатое, чего граф себе объяснить не мог, но от этого не меньше опасался. - Мы с мастером Фицроем, пожалуй, поставим полгинеи.

Он выложил монету на стол, прекрасно зная, что это, скорее всего, будут единственные "живые" деньги, которые гости короля узрят за сегодняшний вечер. Следовало сказать, что кошель самого милорда Уилмота тоже давно не ощущался слишком тяжелым, и свою нынешнюю монету он выиграл в споре с Престоном, едва не силой навязав ему диспут на тему "Как скоро пойдет на дно дохлая ворона?" Более того, Рочестер мог бы ручаться, что видел именно эти полгинеи в руках едва ли не дюжины английских джентльменов - очевидно, это было их единственным достоянием, переходящим из рук в руки с завидным постоянством. Граф полагал, что Карлу тоже будет приятно выиграть нечто, более вещественное, чем вексель без обеспечения.

0

46

– Карту, Ваше Высочество, – бесстрастно повторил Бэкингем, словно и не было яростной вспышки. Тон его был сух и деловит.

Он сел на свое место и поднял брошенные карты.

– Поддерживаю ставку, Рочестер. Надеюсь, что здесь, между друзьями, – с непередаваемой улыбкой произнес герцог, – царит полное доверие, и они примут от меня расписку? Равно как и я от них. Вы же, Рочестер, сегодня будете заменять собой бога Аполлона с его сияющим диском.

0

47

Игра началась.

Джеймс, сиявший, как новенький соверен, был, пожалуй, единственным напоминанием этой монеты в данной комнате. О выигрыше они с Генри не заботились вовсе, готовые уступить королю и тем самым подсластить ему бесконечную череду поражений, как на поле боя, так и в министерских кулуарах.

- Ваш ход, сир, - бесстрастно промолвил герцог, потешаясь над тем, как внимательно разглядывает его племянник карточных валетов, дам и королей. - А я уступаю право хода мастеру Фитцрою. Не подведите, сэр, на кону престиж Англии.

0

48

- Карту, Йорк, - расклад, выпавший Его Величеству, был не из самых удачных, однако Карл полагал, что дело не совсем безнадежно. С преувеличенным вниманием он всматривался в кричаще-яркие сердечки и ромбы, пережидая, пока в душе уляжется холодная ярость, охватившая его уже после того, как Бэкингэм почтительно повиновался своему монарху. Король, король!... Разве не звучит это, как насмешка, по отношению к оборванцу в штопанной рубахе? И разве не дурной это знак, когда подлинную нищету за пышным именем замечают даже те, кому Господом заповедано быть если не слепыми, то молчаливыми?

Рочестер, между тем, продолжал просвещать королевского бастарда:

- Как видите, мастер Фицрой, если карты неподходящие, игрок имеет право их заменить на другие, из колоды. Правда, всегда остается вероятность, что об этом обмене придется пожалеть.

Принц Генри в последний момент удержался от многозначительного хмыканья - он не воспринял слова графа так буквально, как, должно быть, понял малыш Джейми.

0

49

«И ты, Брут», – вот что означала приподнятая левая бровь и насмешливо-злой взгляд Бэкингема. До того он не думал, что Уилмот принадлежит к тем дешевым остроумцам, кто не побрезгует напоследок пнуть оступившегося льва.

– Как верно и обратное, – парировал герцог. – Но поступайте, как велит вам ваша кровь и собственное разумение, сэр. Рискнете или станете осторожничать?

Джейми выпятил нижнюю губу и скосил глаза на Рочестера в поисках подсказки.

Бэкингем, перехватив этот безмолвный сигнал о помощи, тихо рассмеялся:
– Нет-нет, ваше разумение, сэр, не милорда Уилмота. Однако, учитывая ваш… гм, юный возраст, наделим милорда правом наложить вето, если выбор ваш будет неудачным.

– Меняю, – выпалил Джейми и ткнул пальчиком в туза пик, который, на его вкус, напоминал жирную откормленную муху.

0

50

В кои-то веки слова Рочестера не таили в себе двойного дна, а потому граф не сразу понял, как могли истолковать их присутствующие. Как бы то ни было, сказанного не воротишь, равно как и нельзя будет возвратить пикового туза, если он по милости мастера Фицроя перекочует в колоду.

- Гм, искренне не советую вам этого делать, - чтобы вернее удержать мальчугана от поспешных жестов, Рочестер взял его ладошку с картами в свою руку. Даже если бы Джейми знал, что такое блеф, вряд ли он сумел бы сохранять невозмутимый вид, а его наставнику восе не хотелось во всеуслышание объяснять, почему не стоит сбрасывать карты, имея в своем распоряжении каре тузов. - Картинка, здесь, конечно, неказистая, да и на других тоже, но не всегда самая веселенькая карта выигрышная.

Генри тоже изъявил желание сменить карту, хотя при выпавшем ему раскладе в этом не было особого смысла - никакое выигрышное сочетание из разных мастей и разных достоинств собрать не получалось.

- Твой ход, Джордж, - избранное Карлом обращение давало человеку сведущему обильную пищу для размышлений. То ли король подчеркивал, что все титулы и звания дарованы им, а самому Бэкингэму принадлежит лишь крестное имя; то ли хотел напомнить о старой дружбе, связывавшей их с нежных лет.

0

51

Проигрывать Бэкингем не любил – ни в споре, ни в игре, ни в политике, ни в любви, – потому действия Рочестера и послушание Джеймса Фицороя встретил саркастичным приглушенным хмыканьем.

– О да, сэр, вы истинный Стюарт, – пробормотал он, вероятно, припомнив слухи о ветрености Люси в ту пору, когда Карл Стюарт пребывал под властью чар миссис Барлоу.

Однако карта, пришедшая на смену сброшенной девятке червей, немного подсластила герцогу испорченный вечер, и он самодовольно усмехнулся. Не то что бы герцога Бэкингема настолько грела мысль выиграть пол-гинеи, но в свете предыдущей беседы его победа вышла бы занятной и многозначительной аллегорией.

– Карты на стол, джентльмены? – предложил он, разглядывая у себя набор из трех сурово нахохлившихся королей и развязного джокера.

0

52

Такой же джокер роднил карточное достояние герцога с богатствами его недавнего оппонента в жаркой дискуссии, достойной пера памфлетистов, коих в Англии за последние полтора десятка лет развелось великое множество. Сверх того Йорк мог похвастаться валетами трех мастей, нарумяненными, как покойники, и с донельзя унылыми физиономиями. Принц открыл свои карты, готовясь с достоинством принять поражение. Особенно важно это было в том случае, если в выигрыше оказался бы Бэкингем.

На руках у младшего из братьев Стюартов были карты сплошь мелкого достоинства. Генри без сожаления разложил их на столе, при этом гадая, кто сегодня станет обладателем монеты с потускневшим профилем отца.

0

53

Фортуна на сей раз была не слишком благосклонна к странствующему монарху, щедрой рукой отсыпав ему карточной мелочи красных мастей. Карл отнесся к проигрышу философски - так или иначе, потратить выигранную монету на себя было бы не по-королевски, а выпивку и угощение ему пока еще отпускали в долг. Только портные в Брюгге оказались самой недоверчивой ремесленной братией. Карл сделал досадливый жест, приглашая Джорджа открывать свои карты, а заодно тем самым поправив кружевную манжету со слишком уж откровенной дырой.

- Ну, мастер Фицрой, - Рочестер ответил на это королевское благословение полупоклоном, - за милордом Бэкингэмом самое время показать миру, какие карты вы получили и сохранили... благодаря мне, - последнее нескромное замечание он сопроводил смешком.

0

54

Бэкингем со скучающим видом бросил на стол своих королей, в уголках тонкого рта змеилась усмешка. Мелочное торжество герцогу было чуждо, однако шутка Фортуны пришлась по нраву его злому саркастичному чувству юмора. Он уже видел, что побить его каре некому – не принимать же всерьез семилетнего ребенка.

– Прошу, мастер Фицрой, – голос милорда, обращенный к мальчику, был полон сердечности.

Но вскоре герцогу пришлось раскаяться в своей самонадеянности. Джейми посопел над зажатыми в ладошке картами, а затем по одной выложил их на столешницу. Помимо дамы червей и пары мелких карт черной масти взорам джентльменов горделиво предстали четыре туза.

Глаза Бэкингема на мгновение изумленно расширились, и герцог беззвучно рассмеялся, откинувшись на спинку стула. Фортуна перещеголяла его в изощренности, отдав победу тому, кто не в состоянии ею воспользоваться.

0

55

- Вот это дебют! - восхитился Джеймс. - Браво, мой дорогой племянник. Милорд, - герцог кивнул Рочестеру, умело руководившему действиями юного игрока, - по части наставлений вам нет равных, признаю.

Йорк был уверен, что король не станет возражать, если его брат продолжит играть роль раздающего и огласит вердикт, согласно которому единственная стоявшая на кону монета перекочует в карман победителя. Монаршая прерогатива заговаривать первым и изъявлять собственную волю была хороша для придворного церемониала, в узком же кругу друзей даже самые завзятые скептики знали, что Карл Стюарт слишком король, пускай и без короны, чтобы столь мелочным способом пользоваться своей властью и оберегать ее от посягательств.

- Ваше величество, милорды, уверен, никто не станет возражать, если этот приз, - Джеймс зажал между пальцами гинею, - перейдет к достойнейшему. Поздравляю, сэр племянник. Мы все будем надеяться, что Фортуна и впредь будет к вам так же благосклонна.

С этими словами принц вложил монету в маленькую детскую ладошку и прикрыл ее пальцами Фитцроя.

0

56

Юный мастер Фицрой, раскрасневшись, с нескрываемым удовольствием сжал пальцы на прохладном кружке монеты, вскоре сделавшейся горячей от тепла его ладони. Милорд Бэкингем оказался не столь проницателен, как мнил себе – разумеется, истинная ценность приза, попавшего в его руки, мальчику была неведома, но вкус легкой победы, какой бы она ни была случайной, оказался сладок.
Совершенно забыв об участии Рочестера и даже не поблагодарив его на своевременное вмешательство, Джейми горделиво посмотрел на отца и сообщил очевидное:
– Я выиграл! – принимая первую из милостей судьбы как должное.
Впоследствии этот принц так же примет и прочие дары: без малейшей признательности и с эгоистичной уверенностью, что имеет право и на большее, не считаясь с теми, благодаря кому окажется щедро осыпан благами.

...
Засим оставим захолустный Брюгге – мы уже увидели здесь все, что хотели, а проницательный читатель подметит в проведенном вечере провозвестники событий далекого и не очень далекого будущего.

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Именем короля » Новый форум » Кровь юную, что влил в свое дитя, признаешь ты – таков закон Природы..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC