Именем короля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Именем короля » Улицы и жилища » "Страшней вид горя, чем о нем рассказ..."


"Страшней вид горя, чем о нем рассказ..."

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

5 мая, дом матушки Гвин, поздний вечер

0

2

Кажется, еще никто, погнавшись за двумя зайцами, не мог похвалиться, что поймал обоих; тем обиднее скакать по оврагам вслед за куцым хвостом одного-единственного косого, зажать в кулаке его уши - и внезапно выяснить, что над тобой стоит лесничий. Именно так почувствовала себя матушка Гвин, возвратившись домой и обнаружив, что без ее пригляда девица, привезенная товарищами Финни, бесследно исчезла.

Не задалось все с самого начала - по дороге к ценителю девичьей невинности у мадам оторвалась подметка башмака, который верно служил ей последние пятнадцать лет. Как-то Элинор краем уха услышала, как Киллигрю пересказывал Розочке какую-то ерунду, что на театрах играют, и, между прочим, речь там шла о принце, который будто бы укокошил матушку за то, что она вышла замуж, не стоптав той пары башмаков, в которых шла за гробом папаши. В этом смысле миссис Томас Гвин была образцовой вдовой - обувь ее помнила не то что похороны капитана, но и крестины Нелл-младшей. Поиски сапожника отняли много времени, попытки доказать, что башмаки еще подлежат починке - и того больше, так что к дому милорда Лакомки мадам подошла изрядно злой и уставшей, однако постаралась придать своему лицу выражение совершенной благости - и как оказалось, делать это было вовсе незачем, поскольку его милость уехали и сулились быть к вечеру. Конечно, никому и в голову не пришло пригласить странную посетительницу обождать, пусть и где-нибудь в уголке людской, а потому Нелл пришлось долгонько бродить взад-вперед по улице, покуда мимо нее не прогрохотала карета милорда. Но едва распахнулась дверца, как стало очевидно, что ожидание Элинор было совершенно напрасным, ибо пожилого джентльмена из кареты вынесли двое лакеев. Судя по его бессвязным воплям, вечер он провел куда веселее, чем мадам Гвин, при виде багрового носа милорда с тоской вспомнившая о своей заветной бутылке.

Нечего и говорить, что чаша терпения Элинор была переполнена, а потому стоило Китти закончить свое бессвязное повествование о том, как милорд Мо... то есть, мастер Скотт.... с милордом Ро... то есть, мастером Уилмотом оставили ее в дураках и выпустили птичку на волю, мадам накинулась на свою помощницу с кулаками, в очередной раз позабавив посетителей, которых сегодня то и дело потчевали бесплатными зрелищами. Угомонилась Нелл не раньше, чем поняла, что украсила Китти внушительным синяком, а это, несмотря на поучительность, мешало бы работе. Отправив икающую от волнения девицу наверх вместе с мистером Гринфилдом, пожелавшим исполнить роль самаритянина, миссис Гвин попыталась взять себя в руки и сообразить, как же быть дальше.

Собственно, как выразился бы все тот же незнакомый мадам сочинитель, исчезновение Инегильды было самой горькой из сегодняшних потерь, однако не последней капля горя. Таковой предстояло сделаться объяснению с мастером Сигрейвом, который возник в заведении как раз вовремя, чтобы застать свою метрессу уже не столь гневной, но все еще трезвой.

0

3

К тому времени, когда Сигрейв, наконец, распахнул двери гостеприимного дома матушки Гвин, он был готов убить любого, кто встанет у него на дороге. Во всяком случае, попытаться.
День Сигрейва после встречи с Миддлмарчем не задался еще похлеще, чем у доброй Элинор. До дома он добрался почти без приключений - не считать же оным окатившую его с ног до головы грязью карету и выплеснувшую на голову мастеру Сигрейву ночной горшок из-под какого-то больного старую дуру? Но стоило Финеасу дойти до дома, переодеться и взять деньги, как судьба решила в очередной раз посмеяться над ним.
Не успел Финни пройти и двухсот ярдов, как коллега его новоявленного родственничка умудрился срезать кошелек с пояса, да так неловко, что хоть Сигрейв и успел заметить негодника, но погнаться за ним не смог по весьма уважительной причине, которой стали падающие после неудачного движения ножа воришки штаны. Ругаясь и поддерживая столь ценную деталь туалета руками, Финни мог только грозить вслед рукой и обещать все кары небесные и земные, если только поймает. Но увы, судьба в этот день благоволила к ворам, а не к приличным джентльменам. Вздернув нос и стараясь не замечать смешков, Финни был вынужден вернуться и переодеться, потеряв на этом отнюдь не несколько минут.
Второй раз Финни шел, придерживая кошелек рукой и старательно не обращая внимания на подколки некоторых возмутительно наглых морд, вопрошавших, что же такое ценное несет там рыжий господин.
Все это никак не способствовало хорошему настроению, и Сигрейв ввалился к мадам Гвин в весьма скверном расположении духа.
- Нелл! Налей мне... - Финни плюхнулся на скамью, даже не поискав взглядом подельника: сам подойдет, ноги не отвалятся.

0

4

Едва завидев Финеаса, мадам Гвин наметанным глазом определила, что тот пребывает не в лучшем расположении духа. Вряд ли он уже мог быть осведомлен об исчезновении Инегильды, но мадам предпочла перестраховаться. Как вдова военного, она вполне разделяла мнение, что нападение является лучшим средством обороны.

- Ага! - возвестила она, подбочениваясь. - А вот и мастер Сигрейв пожаловал, давно ли виделись... Что, решили свою крестницу навестить? Так я и знала, что непременно придете оскоромиться, видала я, как голодные на каравай смотрят. Вот только, добрый сэр, не кормят ли вас здесь до отвала по первому знаку? - с орлиным прищуром Элинор воззрилась на любовника, будто рассчитывала воочию узреть какие-то признаки пробуждающейся совести.

0

5

Доподлинно неизвестно, каким по счету из чувств Финни понял, что следует поумерить свое праведное негодование в адрес мерзавца Миддлмарча и проклятых воришек, ведь оное могло быть принято на свой счет хозяйкой борделя, но, стоило ему узреть крепкую фигуру мадам Гвин, как ноги его задрожали, горло пересохло, а руки нервно потянулись было прикрыть самое ценное для мужчины. К счастью, он уже успел усесться за стол и оттого грозный взор прекрасной Элинор всего лишь вынудил мастера Сигрейва слегка втянуть голову в плечи и срочно вспомнить слова любви и ласки.

- Нелл, милая... - нежно проблеял Финни, исподтишка оглядывая стол в поисках чего-нибудь, что могло бы закрыть беднягу от удара, если хозяйке сего дома вздумается применить к нему воспитательные меры. - Милая, я пришел к тебе! Правда-правда! - для убедительности Финни улыбнулся во весь рот. - Подойди же сюда, я поцелую мои любимые сахарные губки!

По правде сказать, губы мадам Гвин имели привкус джина, а не сахара, но подобные мелочи не стоили упоминания, особенно при разгневанной женщине.
Насколько его ученая жизнью возлюбленная была разгневана на самом деле, Финни не знал и не собирался проверять это на своей шкуре, которая была ему весьма и весьма дорога.

Сигрейв изо всех сил надеялся, что Хамфри опаздывает и не станет свидетелем этой постыдной и такой болезненной для мужского самолюбия сцены, но если выбирать между насмешками Миддлмарча и тяжелой рукой Нелл, Финеас без колебаний выбрал бы первое.

- Ты мой единственный каравай, Нелл! - Финни смотрел на мадам Гвин тем самым взглядом, каким щенок смотрит на своего хозяина: смесь преданности, обожания и вины за лужу на заморском ковре.

0

6

Лежачего в Ист-Энде били тем охотней, что для этого не приходилось чрезмерно себя утруждать, однако мадам Гвин внезапное смирение Финеаса несколько обескуражило. Она-то рассчитывала обрушить на его голову громы и молнии, заставив совершенно потеряться и радоваться уже тому, что вновь воцарился мир, а Финни капитулировал при первом же грозовом раскате. Это походило на то, что он тоже пытается нечто скрыть от своей верной подруги, а мадам подобное было бы совсем не по нраву.

- Каравай хорош белый, а еще лучше с медом, верно я говорю, мастер Сигрейв? - жест, каким Элинор подхватила винную бутылку, заставлял думать, что она сейчас будет разбита о рыжеволосую голову некоего джентльмена. - Сейчас, небось, я отвернусь - а вы наверх проскользнете, как уж по маслу.

Несмотря на всю воинственность мадам, бутылка все же была благополучно откупорена, и в стакан, предназначенный Финеасу, полилось мутно-розовое вино - судя по цвету, его разбавляли виноградари, возчики, моряки, таможенники и торговцы поочередно.

0

7

- Так ты же мой медовый каравай! - умиленно произнес Сигрейв, с жадностью очень голодной пиявки присосавшись к стакану с подозрительной мутной жидкостью. Спорить с Элинор было чересчур опасно. Финни шестым чувством и пятой точкой ощущал, в какую неприятную историю вляпался, но пока что путей к отступлению он не видел.

- А что же та девица, которую я тут оставил? - рискнул задать вопрос Финни, одновременно потянувшись приобнять мадам за талию. - Ты не подумай, я к ней и не собираюсь идти... - тут же поспешно открестился он от возможных подозрений.

0

8

Джин, верный советчик всякой слабой головы, неумолимо вступал в свои права - возможно, если бы матушка Гвин выпила хотя бы на два глотка меньше, она бы ни за что не сказала того, что сейчас показалось ей очень удачной выдумкой. Придвинувшись поближе к Финеасу, мадам свистящим шепотом сообщила, облокачиваясь на его плечо и склоняясь к самому уху кавалера:
- А нету ее больше.

Так же старательно отодвинувшись обратно, она с торжеством посмотрела на мистера Сигрейва, чувствуя, что выложила на стол непобиваемый козырь.

0

9

- Как - нету? - глядя на Нелл с выражением барана, увидавшего ворота там, где их не было, переспросил Финни. - Ты ее...

Сигрейв опасливо огляделся по сторонам. Не следовало вести такой разговор здесь, где их могли запросто подслушать. О том, зачем бы кому-то подслушивать разговор бордель-маман и ее клиента, Финеас не подумал, но природная трусливость, которую сам Финни называл осторожностью и предусмотрительностью, требовала заткнуться и не произносить ничего, что могло бы быть неверно истолковано.

- Она уехала? - громким шепотом, с видом заговорщика, замышляющего государственный переворот, вопросил молодой мистер Сигрейв, склонившись поближе к не слишком чистому уху своей возлюбленной.
Воистину, мадам Гвин могла не опасаться последствий того, что Финни узнает о пропаже девицы. В глубине души Финеас ощутил нечто, схожее с тем, что испытывает несчастный муж, узнавший, что его не слишком любимая, но весьма сварливая супруга сбежала с заезжим ловкачом - облегчение напополам со злорадством: "Пущай теперь он помучается!", приправленное легким чувством вины и некоторой долей опасений. Главным образом, того, что новый спутник вздорной девицы вернется навешать ему по шее за такой "подарочек".
Мадам еще не сказала ни слова, а Финни уже придумал целую историю, которую, вздумай он изложить ее на бумаге, можно было бы неплохо продать в качестве пьесы.

0

10

- Можно и так сказать, - уклончиво отозвалась Элинор, отпив большой глоток из стакана Финни. - Плывет вниз по Темзе, - она изобразила некий волнообразный жест, так что можно было предположить наличие у мисс Инегильды Харт рыбьего хвоста.

Матушка Гвин твердо вознамерилась утвердиться в глазах Финеаса, как особа, которая не теряется даже в самом затруднительном положении, из которого, казалось бы нет выхода. Поскольку же она искренне считала себя честной женщиной, следовало найти некую особу, которой можно было приписать такое решительное и быстрое решение проблемы с девицей.

- Помните ли, мастер Сигрейв, вы просили подыскать лихого человека? - шепот мадам сделался свистящим. - Уж я если что обещала, делаю. Только вы толком не сказали, чего от него хотите, а там такой головорез, добрый сэр, что ни дня без злодейства прожить не может.

0


Вы здесь » Именем короля » Улицы и жилища » "Страшней вид горя, чем о нем рассказ..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC