Именем короля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Именем короля » Уайтхолл » "По милости монарха и Фортуны"


"По милости монарха и Фортуны"

Сообщений 31 страница 54 из 54

31

Карл продолжал смотреть на сына в упор, гадая, что же все-таки побудило Джейми начать этот странный разговор, да еще так спешно, будто эти несуществующие письма Люси действительно могли иметь решающее значение в каком-то важном деле.

- Конечно, и о деньгах она писала тоже, - король чуть пожал плечами. - Одни только ангелы небесные избавлены от хлопот о хлебе насущном. Мы тогда неделями не ели мяса, постоянно мерзли, чтобы изводить меньше дров, а половина вещей так и осталась в закладе. Подозреваю, кельнские ростовщики теперь показывают любопытствующим мои штопанные простыни как диковинку.

Если бы у Карла была возможность выделять на содержание сына большие суммы, если бы Люси тратила их с умом... Можно было только надеяться, что нищее детство Джейми превратилось в страшный сон, когда он стал герцогом Монмутом и мужем одной из богатейших девушек в королевстве.

0

32

– Неужели низкие негодяи смеют так поступать, сир? – воскликнул шокированный Монмут, не зная, рассмеяться ему удачной шутке или возмутиться оскорблением Величества. – Не могу поверить. Слава богу, те времена давно канули в Лету, и никто и не подумает судить вас строго за поступки, совершенные в юности. Даже если… – Джейми выдержал эффектную паузу, прежде чем перейти к главной части своего повествования. Пока все, что поведал ему отец, вполне укладывалось в картинку, что Монмут успел нарисовать в своем воображении, и он продолжил, собрав всю свою смелость. – Что бы вы сказали, если бы неожиданно… совершенно случайно, понимаете? Если бы всплыло письмо, где моя мать говорит о… заключенном ею браке?

Джеймс пытливо посмотрел на короля, не желая упустить ни малейшего изменения в августейшем лице.

0

33

- Если бы это произошло лет пятнадцать назад, я был бы огорчен, - Карл и сам не знал, что огорчило бы его в этом случае больше, двуличие любовницы или то, что никто из придворных не счел нужным оповестить об этом монарха. - Но с течением времени... Ты теперь взрослый мужчина, Джейми, ты можешь понять. Твоя матушка была вольна войти замуж, я бы не стал этому противиться, только забрал бы тебя под свою опеку, как, впрочем, и поступил.

Тут Его Величество снова покривил душой, поскольку замужество Люси освобождало короля от необходимости выплачивать ей содержание. Карл прекрасно помнил историю с Генри де Виком в Брюсселе и порой сожалел, что не даровал ему высочайшее разрешение на брак с матерью своего бастарда. Во всяком случае, это могло бы уберечь Люси от связей с Говардом, Таффе, Беннетом и черт знает, с кем еще.

0

34

Герцог Монмут был готов к холодности, гневу и даже испугу со стороны короля, и при любом раскладе продолжил бы твердо настаивать на своем, но тут – растерялся.

– Не стали бы противиться… Вольна была выйти… – Джеймс почувствовал, что от него таинственным образом ускользает нить разговора, и громко воскликнул, прежде чем его бедная голова окажется окончательно замороченной. – Постойте, постойте! Так я же не кого-то другого имел в виду, а вас, сир! – и на тот случай, если Карл не понял, фигурантом чего он стал, Монмут пояснил со смущенно-торжественным видом, приличествующим принцу. – В письме идет речь именно о вашем браке.

Незаметно для самого герцога гипотетическое письмо из отвлеченного рассуждения превратилось во вполне реальный и осязаемый факт. Не так он хотел выстроить беседу на столь щекотливую тему, но как уж вышло… Впрочем, этот девиз герцог Монмут мог применить впоследствии ко многому в своей жизни.

0

35

Впервые в жизни Карл понял, что "лишиться дара речи" - не просто избитая метафора. Люси многозначительно намекала всем, желающим ее слушать, что владеет бумагами, которые подтверждают ее брак с королем Англии, Шотландии и Ирландии, но ей никогда не приходило в голову заговорить о свадьбе со своим августейшим любовником. Она могла родить хоть дюжину сыновей от него, Карл охотно признал бы их своими, но никогда не потерял бы голову настолько, чтобы тайно обвенчаться с женщиной... подобного рода. Да, пусть это звучало лицемерно, но Карл знал: королева - это больше, чем просто жена. Мысль о Люси в короне оскорбляла саму идею монархии.

- Кто дал тебе это письмо, Джейми? - взгляд темных глаз короля не предвещал ничего хорошего для того, кто вздумал вовлечь Монмута в грязную интригу. Карл не сомневался, что самостоятельно сын до подобного не додумался бы, а потому почти не гневался на него. Джеймс легковерен и тщеславен, человек, обладающий острым умом, без труда вовлечет его в ловушку. Но чего ради? Кому мешает Монмут?

0

36

– Не понимаю, о чем вы, сир, – Джеймс сделал попытку увильнуть, вовсе не желая открыть сразу все свои карты. – Благодаря счастливой случайности мне стало известно, что подобное письмо существует. Вот и все.

Уже договорив, Монмут сообразил, что Карл может найти для подобной случайности другой эпитет, чем «счастливая», и упрямо выдвинул вперед подборок. Вряд ли герцог Монмут забрал бы назад это слово, даже представься ему возможность повернуть время на две минуты вспять.

0

37

- Ты полагаешь, что подобное объяснение меня удовлетворит, Джейми? - Карл отступил на шаг, окинув сына внимательным взглядом. - Ты думаешь, что я позволю кому-то распускать сплетни о моем браке с твоей матушкой?

Тот, кто поведал Монмуту сказочку о бумагах в черной шкатулке, знал, что делает. Ложно понятое чувство чести не позволит герцогу выдать интригана отцу, а природная гордость - забыть о том, что он является полноправным наследником престола. Учитывая характер Джеймса, это могло плачевно закончиться для него. Стоит ему проболтаться об этом письме неопределенного происхождения, как поутихшие слухи поползут с новой силой, и у Карла не будет другого выхода, кроме как начать громкое разбирательство.

0

38

– Объяснение?! – почти закричал Монмут, мгновенно позабывший все свои добрые намерения. – А вам не кажется, что это мне, мне! впору спрашивать объяснений?

Ловкость отца, в очередной раз сумевшего повернуть дело так, что из нападающей стороны Джеймс превратился в обороняющуюся, чрезвычайно возмутила его.

– Или вы будете отрицать, что такое письмо существует, сир? – продолжил герцог в запальчивости, уже не заботясь понижать голос. – Я видел его собственными глазами и держал в руках. И читал! Да, я прочел его от первой до последней строчки и могу сказать, что о браке там говорится со всей определенностью и недвусмысленностью!

0

39

- Не сметь! - коротко рявкнул Карл. В одно мгновение перед его внутренним взором пронеслись картины бедствий, ожидающих страну, если вдруг Монмуту вздумается карабкаться на престол.

- Прежде всего, я не намерен давать тебе отчета, Джеймс, - продолжал он уже более сдержанно. - Ни как твой отец, ни как твой король. Моего слова должно быть достаточно, чтобы увериться - твоя мать никогда не была мне законной женой. Ты мой старший сын, я признал это перед всей Англией, но даже не мечтай, что однажды тебя назовут "Его Королевское Высочество". Тебе не бывать принцем Уэльским, Джейми. Смирись с этим.

Правда была жестокой, но ее следовало произнести вслух. Карл не хотел, чтобы сын тешил себя опасными - в первую очередь, для него самого - иллюзиями.

0

40

В черных глазах королевского бастарда тлело плохо скрытое непокорство. Во всех гневных отрицаниях, что обрушил на него Карл, недоставало одного – опровержения самого факта существования письма. Герцогу Монмуту этого было довольно: брак короля с португальской принцессой еще не утратил надежд принести стране наследника, и отец сейчас ограждал будущее не рожденного пока сына.

– Другого принца Уэльского и нет, сир, – упрямо возразил Джеймс. – Я согласен уступить владетелю Уэльса, но не Йорка.

0

41

Его Величество не ожидал, что Монмуту придется повторять дважды прописные истины, а потому на мгновение даже опешил, но тут же взял себя в руки.

- Послушайте меня хорошенько, сэр. Если Господь не дарует нам принца Уэльского, то корону наследует Джеймс Стюарт, герцог Йорк. За ним - Джеймс Стюарт, герцог Кембридж. Не ты, мой мальчик. Джеймс Скотт никогда не будет королем! - невольно Карл снова повысил голос, будто пытаясь докричаться до здравого смысла сына, потом, опомнившись, снова заговорил обычным тоном, хоть это и стоило ему недюжинного усилия воли. - Те люди, что рассказали тебе об этом письме - враги короны. Не прислушивайся к ним, если хочешь сохранить мое расположение. Я даже не прошу, чтобы ты назвал их - просто перестань доверять тем, кто желает тебе зла.

Когда Люси принялась распускать слухи о черной шкатулке, где якобы хранила бумаги, свидетельствующие о ее браке с королем, Джейми был очень мал. Неужели она все же пыталась втолковать несмышленышу, что он является полноправным наследником своего отца? Нет же, иначе Джеймс вспомнил бы об этом гораздо раньше... Определенно, здесь незримо присутствовал кто-то, желающий сильно усложнить жизнь английского монарха.

0

42

Герцог Монмут коротко и часто задышал, словно король своим жестоким ответом вместе с надеждами на корону забирал живительный воздух. Карл был не так уж неправ, предположив в дерзновенном порыве сына былое влияние Люси Уолтер. Матушка не раз и не два рассказывала маленькому Джеймсу, что он не просто мальчик, но со временем все позабылось, как волшебные сказки, которыми малышей потчуют на ночь няньки. Но таинственное письмо всколыхнуло забывчивую память герцога и помогло наполнить смыслом слова, лишенные значения для ребенка, но ставшие вполне ясными повзрослевшему юноше.

– Что ж, я понял вас, сир, – сглотнув, с трудом выговорил Монмут. – Вы выразились очень… доходчиво. Простите, что потревожил.

Он встал, и от неловкого в своей резкости движения с шумом опрокинулся стул. Некоторое время Джеймс смотрел на предмет меблировки пустым взором, последними остатками здравомыслия удержавшись от того, чтобы со всей силы не пнуть по резной ножке, и размашисто вышел из кабинета.

«Лжец, лжец, лжец!» – грохотом крови в ушах отдавался каждый шаг, который юный герцог впечатывал в дворцовый паркет.

0

43

Когда голоса отца и сына перешли на повышенные тона, герцог Йоркский отвлекся от задумчивого созерцания фамильных портретов. Карл редко выходил из себя, а это означало, что разговор с первенцем носил отнюдь не заурядный характер. Когда до ушей его королевского высочества донеслись слова "брак", "письмо" и "принц Уэльский", Джеймс невольно приблизился к двери.

Мозаика складывалась слишком легко, чтобы ввести в затруднение даже такого нелюбителя подковерных интриг, как лорд-адмирал. Итак, Монмут метит в наследники, и аргументом ему служит некое письмо, где говорится о браке Карла с Люси Уолтер. Ни на мгновение он не уверовал в правдоподобность такого союза, но намеки малыша Джейми на его законное происхождение, ввиду положения его отца, представляли собой предтечу немалой головной боли.

Когда в голосе короля зазвучали ледяные нотки, явно говорившие о его непреклонности и раздражении, Джеймс поспешил отойти к оконной нише. Смена тона Карла почти всегда была знаком к завершению аудиенции, и нынешняя встреча отца и сына не стала исключением. Монмут метеором пронесся через приемную, будучи настолько взволнованным (или разгневанным?), что не заметил дядю. Последний же проводил юного Фитцроя-Скотта задумчивым взглядом, не осознавая полностью всех тех несчастий, который способна была принести им обоим и всей стране дерзкие претензии королевского бастарда.

0

44

Лишь после того, как Монмут чеканной поступью удалился из кабинета, король спохватился, и вспомнил, что все это время в приемной ожидал герцог Йоркский. Если он слышал и не весь разговор отца с сыном, то можно было с уверенностью утверждать, что до его слуха точно донеслись фразы, произнесенные на повышенных тонах. Карл ненавидел мгновения, когда ему приходилось оправдываться, особенно же в тех редких случаях, когда за ним действительно не было никакой вины. Его Величество был уверен в полной преданности брата, но считал своим долгом объясниться, на случай, если Джейми все-таки не уймется и будет настаивать на том, чтобы его титуловали принцем Уэльским.

- Прости, я не думал, что наша беседа затянется, - Карл не сразу заметил Йорка, пожалуй, будто разъяренный Монмут и вовсе не понял, что дядя стал свидетелем его демарша. - Прошу, вернемся к флоту и голландцам, - он приглашающе указал на дверь кабинета.

0

45

После того, что довелось услышать, или подслушать, повторение набивших оскомину слов о нехватке средств и злобных происках голландцев подрастеряло толику своей первостепенной значимости.

- Ваше величество, как я понимаю, скоро во всеуслышание объявит о появлении принца Уэльского? - шутливо поинтересовался Джеймс. Его не смущала даже досадливая гримаса на лице брата. - И кое-кто сменит фамилию Скотт на более звучную Стюарт?

0

46

- Джейми, прекрати, - с кислой миной одернул его Карл, которому в кои-то веки изменило чувство юмора. - Ты прекрасно знаешь, что это невозможно. Не могу назвать себя самым здравомыслящим человеком в мире, но, смею тебя уверить, моя глупость не могла зайти столь далеко, чтобы официально жениться на Люси. Ее никогда не признала бы ни наша мать, ни пэры, ни парламент. Ты и твой сын - мои прямые наследники, ваше право нерушимо, а Монмут волен фантазировать сколько угодно, это ничего не изменит.

Король покривил душой, ибо фантазии его бастарда при всей своей неправдоподобности все же могли заинтересовать ловкачей от политики. Можно было присягнуть на Библии, что Люси жила и умерла незамужней, но это только слово против слова... и даже менее того, ведь Джеймс намекнул, будто у него есть письмо матери.

0

47

- А о каком письме говорит Джейми? - не унимался герцог.

О своих правах на престол он не беспокоился, хотя бы потому, что верил в то, что Карл, в свои тридцать пять отец внушительного числа незаконнорожденных детей, был вполне способен зачать сына на супружеском ложе. Сам Джеймс не стремился к короне, наслаждаясь положением человека, близкого к трону, но не придавленного невыносимым грузом государственной ответственности. Забот Адмиралтейства ему хватало, а парламент был слишком ненавистен, чтобы регулярно сдерживать свой гнев, неизбежно имея с ним дело.

- Может быть, кто-то из его дружков славно подшутил над твоим сыном? К примеру, Бэкингем?

Злокозненные шуточки были, по мнению герцога Йоркского, той областью, в которой наперсник короля достиг мастерства, если не совершенства. Размолвки прежних дней были забыты, но не до конца, и примириться с сиятельным Вилльерсом наследник престола не сумел и, говоря откровенно, не желал.

0

48

Карл задумчиво посмотрел на брата. Что же, шуточка была вполне в духе Джорджа, однако тот не мог не понимать, какие далеко идущие последствия она может иметь. Чтобы устраивать подобные розыгрыши, нужно или совершенно не думать о монаршьем гневе, или сознательно желать ссоры с Его Величеством. В первом случае Карл мог бы его простить - как уже не раз и бывало - хотя и со скрежетом зубовным. Если же Бэкингэм злонамеренно подогревал тщеславие Монмута, поманив мальчика подложным письмом, это назвалось совсем иначе, а весельчакам подобного пошиба самое место в Тауэре.

- Кто-то намекнул ему, будто существует письмо, в котором Люси обращается ко мне как к законному супругу и просит денег на содержание, - король пока не спешил озвучивать свои подозрения в адрес Бэкингэма. - Ты ведь помнишь ее, Джейми. Все свои претензии она высказывала мне через посредника, если они и сохранились в письменном виде, то только в пересказе того же Ормонда или О'Нила. Люси с пером и чернильницей - не смешно ли?

0

49

- Определенно, твоего сына разыграли, - усаживаясь в кресло, лениво промолвил Йорк, - а судя по виду Джейми, о, покидая твой кабинет, он был подобен молнии, странно, что Уайтхолл еще не сгорел дотла... судя по виду Джейми, стрела попала в яблочко.

В это мгновение все часы разом запели нестройным хором, возвещая о необратимом наступлении полудня. Позвякивание, поскрипывание и дребезжание механизмов разной сложности навевало воспоминания о беззаботном детстве, когда мир казался незыблемым, а солнце Стюартов обреталось в зените. Звук разнообразных часов и тогда оглашал отцовский кабинет, святилище, вход в который маленьким принцам предоставлялся крайне редко, но именно эта причудливая мелодия стала для герцога Йоркского символом и лейтмотивом тех счастливых лет.

- Поговори с ним, когда он успокоится. Джейми - славный малый, он не захочет тебя огорчать. И заодно разузнай, кто его надоумил поженить вас с Люси. Признаться, мне самому стало интересно.

0

50

- О да, мне тоже чертовски любопытно, - заложив руки за спину, Карл остановился у окна, вполоборота к брату. - Ты еще не знаешь, но я накануне имел сомнительное удовольствие разнимать Монмута и Ричмонда - они затеяли дуэль. Теперь мне начинает казаться, что это был чей-то злой умысел, еще одна ловушка для Джейми - как и поддельное письмо, которое ему предусмотрительно даже не позволили толком прочесть. Я бы с огромным удовольствием побеседовал с этим затейником.

Неужели нить интриги тянулась к Бэкингэму? Карл нисколько не обольщался насчет его нравственных качеств и, тем не менее, полагал его своим другом даже после ретирады пятьдесят седьмого года. "У Христа был Иоанн, а у меня есть Джордж", - говаривал о первом герцоге король Иаков. Пусть второй Бэкингэм был для Карла скорее Петром, ему все же не хотелось верить, что герцог тоже отречется от него трижды.

0

51

- Мне кажется, - задумчиво потянул Джеймс, подперев щеку рукой, - твоего сына следует немного привести в чувство. А заодно лишить интриганов возможности влиять на него.

Беседы на семейные темы, кроме его скоропалительного брака с дочерью Кларендона, имели умиротворяющее воздействие на герцога. Все, что касалось воспитания детей, вызывало в нем умиление, свойственное любящему отцу. Как хорошо, думал принц, что его отпрыски еще слишком малы, чтобы становиться марионетками в руках особо ловких и особо бессовестных придворных, и как славно, что Анна отнюдь не похожа на распутницу Люси. Говорят, чертовка была восхитительна в постели. Но страсть постепенно угасает, а плоды ее требуют куда более чуткого обращения, чем то, на которое была способна бывшая пассия Карла.

- Отправь его под мое начало, Чарли. Нет, разумеется, на флагман я его не возьму, прослежу, чтобы он находился в безопасности. Но пора бы Джейми становиться мужчиной. Дуэли, попойки, шлюхи - это, конечно, замечательно, но королевский сын достоин большего. Как ты полагаешь?

0

52

Умиротворенный вид Йорка успокаивающе подействовал на Карла, заставляя поверить, что ничего непоправимого пока не случилось. Монмут, конечно, не семи пядей во лбу, но все-таки должен понять, что будет для него лучше - сохранить расположение короля или настаивать на своем призрачном праве на английскую корону. Он хороший мальчик, просто мается от безделья. Если найти доброе применение его силам, из парня выйдет толк, может, однажды он даже начнет жить собственным умом...

- Ты прав. Если удерживать Джейми в Лондоне, ничем хорошим это не закончится, да и сам он рвется воевать, - к королю постепенно возвращалось доброе расположение духа. - Хотя я думал его наказать, оставив при дворе, пожалуй, этот урок пойдет не впрок. Спасибо за добрый совет, брат.

0

53

- Всегда к услугам вашего величества, - Йорк небрежно кивнул. - А твой двор... Ты уже знаешь, что бы я сделал с половиной из тех, кто здесь обретается.

Джеймс не скрывал неприязни ко многим дамам и кавалерам, наводнившим Уайтхолл после возвращения Стюартов из изгнания. Бездельники, алчные паяцы и шлюхи - это были самые пристойные из характеристик, даваемых принцем высокородным господам. Сам он не был образцом морали и нравственности и был бы весьма терпим к порокам других, не входи в их число остроумие, нередко делавшее своей мишенью как самого наследника, так и его супругу.

- Потому не губи Джейми и не позволяй ему надолго задерживаться здесь.

Принц снова поднялся на ноги. Самым его большим желанием было забраться в наполненную горячей мыльной водой ванну, а после вдоволь наесться. Разговоры о политике, прерванные появлением Монмута, могли продолжаться еще очень долго, но Карлу определенно требовалось время, чтобы обдумать слова брата.

- Если ты позволишь, Чарли, я пойду к себе. Поприветствую Анну и малышей, - лицо Джеймса расплылось в невольной улыбке. - А после, если ты пожелаешь, я предоставлю тебе все бумаги из Плимута. Я так торопился, что не дал секретарю времени начисто их переписать, а карету все время трясло по ухабам.

0

54

- Меня вполне устроит, если твои бумаги попадут ко мне на стол вечером, - заверил брата Карл, очень довольный тем, что продолжение разговора о военных кредитах откладывается. - И ты прекрасно понимаешь, что я не посмею тебя задерживать, зная, как тяжело леди Анна переносит твое отсутствие. У нас еще будет время и возможность все хорошенько обсудить.

Его Величество аккуратно опустил крышечку чернильницы, что следовало понимать, как завершение на сегодня тяжких трудов по устройству державы. С милордом Бэкингэмом он намеревался объясняться в другой, более приватной обстановке.

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Именем короля » Уайтхолл » "По милости монарха и Фортуны"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC