Именем короля

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Именем короля » Улицы и жилища » "С утра мы трезвы и разумны..."


"С утра мы трезвы и разумны..."

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

2 мая, утро. Особняк Сигрейвов.

"С утра мы трезвы и разумны..."
Роберт Геррик

"Судить о человеке наперед
Нельзя, покуда он еще растет.
Без размышленья и усилий дети
Воспринимают все, что есть на свете,
Тьму знаний и рассудочного вздора
Усваивают чохом, без разбора..."
Сэмюэл Батлер.

0

2

Во второй день благословенного мая первый розоватый луч солнца робко проник в детскую дома Сигрейвов. За первым несмелым лучиком последовал второй – понаглее, который скользнув по полу, подобрался к подушке, на которой разметались рыжие нестриженые вихры, осветил румяную со сна щеку, конопатый нос и остановился на зажмуренном глазе.
Глаз недовольно поморгал и открылся, и юный Томми Стаббз окончательно пробудился ото сна. Первой мыслью подскочившего на постели Томми было тревожное «Проспал!», но затем он вспомнил невероятные события минувшего дня и зарылся обратно в одеяло, лучезарно улыбнувшись и с удовольствием пошевелив босыми пальцами ног, чтобы ощутить гладкость простыней.
Да уж, теперь мамаша Гвин и все, кому не лень, не будут гонять его с утра и до ночи, а то и с ночи до утра: Томми сбегай туда, Томми принеси то, Томми подай это. Кончено! Теперь по его слову будут бегать и носить.
Так самонадеянно раздумывал новоиспеченный Ричард Сигрейв, уже готовый навеки позабыть былые превратности своей судьбы.

Однако Томми еще не настолько превратился в Ричарда, чтобы позабыть о деньгах, которые припрятал в башмаках. Он помнил обещание Бетти избавиться от «этого позорища», поэтому принял меры.
Выудив монетки, он после недолгих колебаний отыскал узкую прореху в игрушечной лисе и слегка расковырял ее. Когда монеты нашли себе новое место упокоения, Том пальцем пригладил шов на животе у лисы, выровняв образовавшийся бугорок, и усадил игрушку на кровати рядом с подушкой. Все это проделывалось уже в спешке, потому что за дверью чуткое ухо мальчика уловило приглушенный шум, а Томми не хотелось выдавать свой новый тайник.

0

3

Дверь открылась, в комнату вошел Энтони Сигрейв. Хозяин дома вообще привык вставать рано, а в эту ночь ему и вовсе не спалось, он с трудом дождался рассвета.
Едва покинув спальню, он направился в детскую.
Перешагивая через порог, сэр Энтони успел заметить поспешный жест, которым мальчуган посадил лису возле подушки. И словно горячая волна омыла сердце.
"Он спал с этой лисой... как в детстве... неужели действительно Ричард? А сейчас вон как отпихнул ее... понятно, стесняется, большой уже, двенадцать лет... но все-таки он с нею спал!"
- Доброе утро, мой мальчик! - сказал сэр Энтони с искренней теплотой.
Бархатная лиса с острой мордой глядела стеклянными глазками на вошедшего с укоризной, словно хотела сказать: "Я-то признала маленького хозяина, а ты?.."

0

4

− И вам доброго утречка, сэр, − блеснул хорошими манерами Томми.

Все же недаром он столько времени провел, разнося кружки в заведении мамаши Гвин. Там бывала чистая публика, подтверждая правило, что перед господом и могильщиком все равны. Если бы Том Стаббз был склонен к праздным философическим измышлениям, он бы добавил в этот список и гулящих девок.

Склонив голову чуть набок, он исподлобья поглядывал на «отца», раздумывая, в обычае ли сэра Энтони самолично подымать сына с постели, или то привилегия первых дней его пребывания под крышей дома Сигрейвов. Том начал подозревать, что приватность с уединением большей частью тоже придется оставить в прошлой жизни.

0

5

А у сэра Энтони перехватило горло.
Этой ночью он принял одно из самых важных в своей жизни решений: признать Томми Стаббса своим сыном. Было бы чудовищной жестокостью отнимать у жены такое счастье.
Сигрейв едва дотянул до рассвета, тщательно продумывая, что он скажет ребенку. А теперь он не находил слов...
Выручил его деликатный стук в дверь.
- Прошу прощения, - сказал Джозеф, входя с ворохом тряпок в руках. - Молодому господину доставлена одежда.
Сэр Энтони кивнул, разрешая лакею заняться делом, а сам с облегчением сел на край кровати, рассеянно взял в руки рыжую лису и, поглаживая ее по бархатному носу, задумался.
Надо смотреть правде в глаза: доказательства того, что это Ричард, совершенно неубедительны. Обугленный детский труп на пожарище перевешивает всё, что сказала когда-то своей мамаше какая-то воровская подружка... да и говорила ли? Может, старая женщина сочинила все это сама - пусть даже из самых добрых побуждений, желая, чтобы священник позаботился о судьбе ее приемыша?
Что ж, даже если так... мальчик выглядит славным и неглупым, а манеры прививаются со временем...
Конечно, это грех. Ложь. Ведь придется доказывать права мальчика называться Ричардом Сигрейвом... конечно, все решается взятками... но ведь и лгать придется! Может быть, даже подделывать доказательства...
Пусть. В конце концов, самонадеянно считать, что проживешь всю жизнь абсолютно без грехов. Если для того, чтобы защитить свою семью, придется лгать, - он, Энтони Сигрейв, будет лгать. И ответит за это на том свете. Но на этом свете его жена и его сын - да-да, его сын, он так решил! - не будут знать никаких невзгод. Это обязанность сэра Энтони как мужа и отца...
Кстати, то. что он замыслил, - подлость по отношению к Финеасу. Он, Энтони, сейчас грабит свою плоть и кровь, своего самого близкого родственника, лишает его совершенно законных прав на титул и фамильное состояние...
Но почему-то эта мысль вызвала не румянец стыда, а легкую довольную ухмылку...
- Готово, сэр! - почтительный голос Джозефа вернул сэра Энтони к действительности.
Ого, портниха расстаралась на совесть! Наряд сидит на мальчике как влитой. И сейчас этот рыжик совсем не выглядит котенком с мусорной кучи...
Сигрейв положил лису на подушку.
- Я пришел сюда так рано, Ричард, потому что мне надо поговорить с тобой. Причем обязательно до завтрака, пока ты не встретился с... с мамой. Перейдем в мой кабинет - помнишь, мы были там вчера? Мне надо обсудить с тобой две очень важные вещи.

0

6

Из вороха новой одежды: рубашки, штанишек, камзола и прочего, − Томми с тревогой следил за манипуляциями сэра Энтони с игрушкой, и едва ли замечал, во что его облачают, в новый наряд юного наследника или, скажем, кишащее блохами лохмотья. Впрочем, нет – блох Том, обладающий весьма чувствительной кожей, непременно бы заметил.

К облегчению мальчишки, Сигрейв вскоре оставил лису в покое, но немедленно дал следующий повод к еще большему беспокойству, предложив кое-что обговорить. Сердце Тома подскочило к горлу и затрепыхалось там, как пойманный птенец. Разоблачили? Нэш, собака, проговорился?
Приученный хранить хорошую мину при любой игре, Томми не выказал своего страха и степенно кивнул, незаметным движением задвинув лису в угол кровати и прикрыв сверху подушкой. Так оно надежней и спокойней.

0

7

В кабинете сэр Энтони почувствовал себя увереннее. Здесь на него не смотрели укоризнеными взглядами игрушки маленького Ричарда. Здесь все было пропитано спокойным, деловым духом, все словно хотело подбодрить хозяина. Разом вспомнилась продуманная ночью речь. Сигрейв начал приветливо:
- Дорогой мой Ричард! То, что ты нашелся, большое счастье для нас с мамой. Но впереди серьезная борьба за то, чтобы мы, все трое, могли быть вместе. Если бы я был простым сапожником или конюхом, я взял бы тебя в свой дом, и никого бы это не интересовало. Но сэр Энтони, баронет, английский дворянин, не вправе просто так делать то, что ему взбредет в голову. Мне придется представить доказательства твоего знатного происхождения - и не сомневайся, я их добуду, я сделаю все, что от меня зависит, и даже больше...
(Про себя сэр Энтони подумал: "А не будет доказательств - состряпаю!")
- Но я прошу тебя: помоги мне! Сделай то, что зависит от тебя. Люди верят тому, что видят своими глазами. Постарайся, чтобы они видели маленького джентльмена. Вчера, когда ты вошел в этот дом, только материнское сердце могло бы признать в тебе Ричарда Сигрейва. Сегодня, в этом красивом наряде, ты действительно похож на юного дворянина. Но наряда мало. Если ты хочешь занять принадлежащее тебе место, тебе надо очень многому учиться. Надо иначе говорить, иначе себя вести, надо знать то, что знают мальчики твоего возраста, получившие достойное воспитание. Это будет очень непросто, это тяжелый труд, но он окупится. Сейчас каждым словом, каждым жестом ты выдаешь в себе мальчишку из Ист-Энда, но когда-нибудь ты станешь Ричардом Сигрейвом, баронетом, обладателем большого состояния. Этот путь за тебя не можем пройти мы с мамой, это можешь сделать только ты сам... если сумеешь. Если хватит твердости. настойчивости, упорства.
Тут сэр Энтони вздохнул и с горечью добавил:
- И если тебе дадут пройти этот путь. Ведь у тебя уже есть по меньшей мере один враг, серьезный и опасный.

0

8

Томми незаметно перевел дух: все оказалось не так страшно, просто скучно. Он хотел было обидеться на «мальчишку из Ист-энда», – там тоже люди живут, – но передумал, не без труда продравшись сквозь замысловатые, как на проповеди, словеса к содержанию сказанного.
Сэр Энтони собирался сделать то, чем пренебрег мистер Нэш: натаскать своего сообщника.
Поэтому Том, умостившись на высоком стуле, с умным видом закивал. Как же, все силы приложу, папаша, чтоб зацепиться на теплом местечке. Вот упоминание про непонятного врага прозвучало вполне ясно и не понравилось совсем.
– Кто же это? – спросил Томми, мысленно недоумевая, кому он успел уже здесь насолить. Ну, напыщенного старика вчера лягнул пару раз при купании. Но старик был сам виноват и, кажется, не обиделся.

0

9

Сэр Энтони чуть помедлил. прикидывая, насколько глубоко можно втянуть мальчика в жестокие взрослые игры. Получалось, что все-таки нужно было предупредить Ричарда, чтобы уберечь его от опасности.
- Если у нас с тобой все получится, - сказал он, - если мы докажем, что ты истинный Сигрейв... ты станешь наследником титула баронета и крупного состояния. И есть кое-кто, кто рад будет перехватить у тебя этот лакомый кусок. Уж поверь, сынок, этот человек тебя не пощадит.
Слово "сынок" само соскользнуло с языка, сэр Энтони произнес его не задумываясь. Тут же поймал себя на обмолвке - и счел ее добрым знаком.
- Ричард, - сказал он внушительно, - можешь ли ты пообещать мне, что никому не разболтаешь то, что я сейчас тебе расскажу?
Сигрейв не очень верил в способность мальчишек хранить секреты. Последние слова были сказаны в основном для того, чтобы мальчик проникся серьезностью разговора.

0

10

– Зуб даю! – с подобающей миной сказал Томми и щелкнул пальцем по широковатым передним резцам.

Если, если… Том, как никто знал, что с доказательствами происхождения будут трудности, но, по-видимому, папаша полностью их брал на себя, что вполне устраивало самозванного Ричарда. Он скосил глаза на кончик носа, стараясь разглядеть его очертания, и признал его форму очень даже аристократической. Опять же Розочка говаривала, что Том будет из себя красавец, как подрастет.

Томми впервые обратился мыслью к личности своего настоящего отца, и мысль эта была не лишена определенной доли признательности матушке за разборчивость. Надо думать, Молли Стаббз принесла в подоле не от какой-нибудь деревенщины, царствие ей небесное и благодарность от сыночка.

0

11

Насчет зуба сэр Энтони не очень понял, но оценил тон и выражение лица и решил на этот раз не обращать внимание на вульгарное словцо.
- Тебе не приходило в голову, - сказал он внушительно, - что все это время, пока ты... пока ты считался погибшим, моим наследником был другой человек? Мой двоюродный племянник Финеас... он давно уже облизывается на мое состояние. И был уверен, что нужна только мелочь - моя смерть! - чтобы стать баронетом и получить три тысячи фунтов ежегодного дохода. И вдруг появляешься ты - и лишаешь его надежды... а он не тот человек, чтобы тихо вздохнуть и отступить в сторонку. Он наверняка примется оспаривать твое происхождение... а может быть, придумает и что-нибудь более скверное. Он способен на многое, я знаю...

0

12

Томми вскинул глаза – он прекрасно понял, что Сигрейв имел в виду под словом «скверное». В Ист-энде за добротный плащ и пару фунтов прирезать могут, что уж говорить про три тысячи.

– Я не знал этого, сэр, – ответил мальчик испуганно, мысленно посылая красочные проклятия в адрес преподобного Нэша. Предупреждать надо!

У него засосало под ложечкой. Сэр Энтони в отцовском беспокойстве, конечно, мог преувеличивать, и двоюродный племянник окажется хлюпиком, у которого кишка тонка устранить претендента самым грубым и действенным способом, но Томми не собирался испытывать судьбу. Он будет глядеть в оба.

Но одновременно живой ум Тома уже прикидывал, что угроза, перед коей выказывал опасения сэр Энтони, может в итоге принести пользу. Все, что всплывет из прошлой жизни, буде то противоречить его новому положению, можно свалить на происки обделенного наследника. Равно как и будущее ограбление.

0

13

- Ты познакомишься с ним, - хмуро сказал сэр Энтони. - Сегодня. За обедом. Он сам напросился, не было возможности отвертеться. Мой мальчик, джентльмен всегда обязан остаться джентльменом, а уж с родственниками и подавно следует быть любезным, даже если этого родственника больше всего хочется утопить в колоде, из которой поят лошадей...
Сигрейв досадливо замолчал, досадуя на себя за то, что сказал лишнее. Конечно, он и не собирался изъясняться в родственной любви к племяннику Финеасу, но и горячиться все-таки не следовало.
- Словом, - продолжил он через несколько мгновений, - Финеас сегодня будет здесь. Сначала я хотел под каким-нибудь предлогом избавить тебя от этой встречи, но потом решил: не стоит. Тебе все равно придется с ним сойтись на узкой тропке, и лучше тебе знать врага в лицо. Пусть уж ваше знакомство состоится в нашем доме, пусть рядом будем мы с мамой. Он будет очень приветлив и ласков, не сомневаюсь. И ты тоже - слышишь! - тоже будешь любезен и вежлив. Ничем ему не покажешь, что он твой враг. И будешь называть его кузеном Финеасом...
Сэр Энтони злорадно усмехнулся:
- О да, именно так, дорогим кузеном. Поверь мне, это ему будет - как удар ножом...

0

14

Томми весело хмыкнул: он понял. Папаша и не подозревает, насколько его «сыночек» близко знаком с неблагородным искусством лжи и притворства.
– Сделаю в лучшем виде, сэр, – заверил он сэра Энтони. – Буду ласков с кузеном Финеасом, как котенок, и кроток, как ягненок.

Он поерзал на стуле. Еще одна блестящая мысль осенила Томми. Про нехорошего кузена он при случае даст знать Вильямсу-Нэшу. Тем самым он убьет двух зайцев: и сообщника предупредит, и себя обезопасит.

– Преподобный Нэш тоже будет обедать с нами? – вопросил он.

0

15

- Преподобный Нэш? Нет, он с нами не обедает. Но я увижусь с ним еще сегодня. Мне понадобятся письменные свидетельства людей, которые знают о... о твоем детстве. Конечно, этого будет мало. Я найму людей, которые будут носом рыть землю. но добудут нужные мне доказательства. Колеса английского правосудия вертятся медленно, дело может затянуться на годы. Найду лучших законников... пожалуй, обращусь напрямую к королю. Не с пустыми руками, естественно...
Он сообразил, что последнюю фразу можно истолковать двояко, и уточнил:
- С доказательствами. А твое дело - превращаться в юного джентльмена. И как можно скорее. Для тебя начинается тяжелая жизнь, Сигрейв-младший. За тебя возьмутся учителя - постараюсь, чтоб прямо с сегодняшнего дня. Мне в детстве не очень-то нравились уроки, но мне не надо было доказывать свое дворянское происхождение. А сегодня за завтраком мы с мамой постараемся хоть немного научить тебя хорошим манерам, чтобы за обедом кузен Финеас не слишком веселился...

0

16

Томми скривился, будто с размаху хлебнул добрую кружку уксуса. Обещание сэра Энтони сулило неисчислимые неудобства и ограничения для свободолюбивой юной души. Том вздохнул, сравнив свой тощий соломенный тюфяк на чердаке борделя и сегодняшнюю мягкую постель, а главное – вчерашний великолепный обед, и покорно сказал:
– Как скажете, сэр.

Однако с Вильямсом все же свидеться было нужно, и мальчик просительно добавил:
– Когда преподобный Нэш придет, я бы хотел повидать его тоже. Он, конечно, зануда… то есть святой человек и сделал мне много добра, а я не поблагодарил его, как надо. Оробел я вчера, не до того было.

Томми ангельски улыбнулся и развел руками. Мол, любуйтесь – следую вашим пожеланиям, папаша, и начинаю копить запас дворянских манер.

0

17

- Хорошо, Ричард, - кивнул мэр Энтони. - Ты с ним увидишься.
Сигрейв был доволен разговором. Мальчик, кажется, понял все правильно, хоть и не горит восторгом при мысли о будущих уроках хороших манер. Ну и правильно, кому в его возрасте бы такое понравилось... А вот насчет Финеаса, кажется, он всё запомнил крепко.
В дверь тихонько постучал лакей Джозеф.
- Прошу прощения, сэр, но миледи просит вас и мастера Ричарда спуститься к завтраку.
- Идем, - кивнул сэр Энтони. - А ты, Ричард, для начала постарайся не сутулиться и не шаркать ногами по полу...

0

18

Это вчера леди Маргарет в порыве восторженных чувств завалила стол яствами, которых хватило бы на пятерых. Сегодня она решила действовать более разумно...
Но разве не разумно - кормить посытнее изголодавшегося, исхудавшего ребенка?
А потому - жареная курица, и каша с топленым маслом, и опять лепешки, на этот раз с медом, и чай с привезенным с Антигуа тростниковым сахаром, и те самые яблоки, на которые вчера у Дика уже не осталось сил.
"А вот и мои мужчины!" - взглянула леди на вошедших в столовую сэра Энтони и Дика. И сердце тихонько сжалось от счастья - ее мужчины!
У леди Маргарет было ощущение, будто десять лет она была калекой - а теперь разом исцелилась.
Но первые слова все-таки мужу, главе семьи и хозяину дома.
- Доброе утро, друг мой. Надеюсь, вы хорошо спали?
Выслушала обычный ответ, короткий и приветливый, и сразу же перенесла внимание на свое найденное сокровище... ах, до чего же к лицу ему светло-коричневый бархат, как подчеркивает беленький воротничок тонкие черты его лица! Ее мальчик - самый красивый ребенок на свете!
- Доброе утро, мой милый! Но до чего тебе идет этот наряд, ты просто маленький принц! Идем скорее к столу. Ты не забыл, что папа читает молитву? Сегодня он сделает это немножко медленнее, чтобы ты успел шепотом повторять за ним слова. - Женщина бросила на мужа быстрый взгляд, просительный и чуточку виноватый. - Тебе нужно научиться благодарить господа за то, что он для нас делает, вот с этой молитвы и начни...

0

19

«Начинается» – вздохнул Томми, но завлекательное зрелище накрытого стола примирило мальчика с необходимостью бормотать молитвы. И добрую леди ему огорчать совсем не хотелось. К тому же, эта леди могла оказаться… Он пощупал сквозь ткань костюма кольцо на шее.
– Да, мама.

Никакое другое слово при обращении к леди Маргарет на язык ему не шло, потому что она выглядела и вела себя так, как должна была вести себя мать. К слову сказать, никаких сведений и тем более личного опыта у Томми на этот счет не было, но он поколотил бы всякого, кто взялся бы оспорить его это неизвестно откуда взявшееся мнение. Он все больше привязывался к этому дому и всерьез намеревался остаться, если получится.

Благонравно сложив ладошки, Том сел за стол и приготовился слушать и повторять, искоса бросая жадные взгляды на выставленные яства.

0

20

Когда звучит молитва, все земные помыслы должны быть отодвинуты в сторону, чтоб ничто не мешало душе обращаться к богу. Маргарет знала это с детства, и обычно у нее это получалось. Но как хоть на мгновение забыть о том, что рядом старательно шевелит губками в такт молитве ее нашедшийся птенец?..
Ничего, господь добр, он простит счастливую мать.

Родители часто говорили маленькой Маргарет о божьем гневе, о жестокой справедливости господа. Девочка не спорила, слушала с покорно опущенными глазками, а про себя думала: "И все равно Он добрый..." Вчера Маргарет, получившая утешение за десять лет горя, окончательно убедилась в правильности своей наивной детской веры...
Но отзвучали слова молитвы, ребенок с облегчением принялся завтракать, а леди Маргарет, вместо того чтобы с умилением любоваться на это восхитительное зрелище, приступила к исполнению тягостного долга: объяснять ребенку, как надо сидеть за столом, как правильно держать ложку, что как и в каком порядке есть...

- Не сердись, милый, не сердись, ведь не я же это придумала!.. Нет-нет, не отвечай, сначала прожуй и проглоти то, что у тебя во рту. Не обижайся, ведь тебе так нужны хорошие манеры. Вот представь себе: ты вырос и сидишь за столом у короля... баронет Ричард Сигрейв может быть принят во дворце. А ты начнешь там разговаривать с набитым ртом, забрызгаешь кусочками еды весь стол и соседей. Король разгневается и... и прикажет отправить тебя в Тауэр!
Это прозвучало наивно, по-девчоночьи, и леди Маргарет успела заметить быструю, легкую усмешку на лице мужа.

0

21

Томми от неожиданности проглотил большой кусок и закашлялся. Могла ли впечатлить угроза заключения в Тауэр мальчонку, который ранее мог претендовать в лучшем случае на Ньюгейт? Но встреча с королем…

− Что, правда? – разинул он рот, обронив на стол прилипшую к нижней губе хлебную крошку. – Сам король? Врете небось! – восхищенно выдохнул Том, попеременно переводя вопросительный взгляд с леди Маргарет на сэра Энтони и обратно.

0

22

Сэр Энтони умилился этой детской непосредственности.
- А почему бы титулованному дворянину с солидным состоянием и не оказаться за столом у короля? Мы с мамой никогда не стремились очутиться во дворце, нам там просто нечего делать. Но если ты захочешь...
На мгновение Сигрейв глянул куда-то мимо головы Томми - словно видел перед собой красивого и нарядного молодого человека, Ричарда Сигрейва, баронета... о да, сын Энтони Сигрейва сможет позволить себе многое...
- Но ты уж постарайся, мой мальчик, чтобы тебя не приняли за королевского шута... Ну, зачем за едой так торопиться? У тебя же никто не отнимет твой завтрак. Ешь спокойно, неспешно, ни одно из блюд никуда не убежит.

0

23

Томми не стал объяснять Сигрейву, что он вовсе не думает так, а торопливо у него выходит само собой. Не умеет он по-другому, потому что времени на «долго поесть» никогда у него не водилось. Все равно баронет не поймет, как Томми не понимал, почему неспешно есть – это хорошие манеры, а не презрение к трудам повара.

Но не беда. Знаете, что значит слово надо? С этим словом можно многое сделать.

Том поступил просто: как раньше повторял слова молитвы, так теперь копировал движения «отца» за столом, и вскоре подражание мальчика обрело мало-мальский смысл вместо слепого обезьянничания.
О, сэр Энтони собирался совершить преступление более ужасное, нежели подлог при утверждении наследования – лишить лондонские подмостки их будущей красы и гордости. У юного Ричарда наблюдались для такой блистательной карьеры все необходимые задатки.

0

24

Старания юного Ричарда не остались незамеченными. Сэр Энтони бросил на жену короткий выразительный взгляд, та ответила счастливым и гордым взором.
А Сигрейв-старший, решив совместить для мальчика приятное с полезным, сказал:
- А вот этот сахар... да-да, вот эти коричневые куски, попробуй, они твердые, но сладкие и тают во рту... так вот, этот сахар - тростниковый, с нашей плантации на Антигуа. Это тоже часть нашего дохода.

0

25

Сигрейв-младший с сомнением взял предложенное лакомство. Пальцы немедленно стали липкими. Самым привлекательным в этом сахаре было происхождение из таинственного Антигуа.

«Наверное, черные люди такого же цвета, − подумал Том. – Коричневые, блестящие и гладкие, а если посмотреть на свет, то чуть-чуть прозрачные».

Темные кусочки, имеющие столь тревожащее родство, не вызвали у него особого доверия. Но чтобы не обидеть сэра Энтони, мальчик послушно повертел сахар в руках и положил возле тарелки, отерев ладони о штаны.

− Я попозже попробую, − с миролюбивой гримасой пояснил он.

0

26

Сигрейв-старший понимающе ухмыльнулся. Взял небольшой кусочек сахару, кинул в рот и с видимым удовольствием разгрыз.
- Попозже так попозже, - ответил он неожиданно ласково. - Не последний раз вместе завтракаем...

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Именем короля » Улицы и жилища » "С утра мы трезвы и разумны..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC